Вязанный плющ АкА Плюшевый вяз
Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален. (с)А.Камю
"Человек живет не только своей личной жизнью, как отдельная индивиду­альность, но — сознательно или бессознательно — также жизнью целого, жизнью современной ему эпохи; и если даже он считает общие и внеличные основы своего суще­ствования чем-то безусловно данным и незыблемым и да­лек от нелепой мысли критиковать их, как был далек наш Ганс Касторп, то все же вполне возможно, что он смутно ощущает их недостатки и их воздействие на его нравствен­ное самочувствие. Перед отдельным человеком могут стоять самые разнообразные задачи, цели, надежды и перспекти­вы, и он черпает в них импульсы для более высоких трудов и усилий; но если в том внеличном, что окружает его, если, несмотря на всю внешнюю подвижность своей эпо­хи, он прозревает в самом существе ее отсутствие всяких надежд и перспектив, если ему открывается ее безнадеж­ность, безысходность, беспомощность и если на все — со­знательно или бессознательно — поставленные вопросы о высшем, сверхличном и безусловном смысле всяких трудов и усилий эта эпоха отвечает глухим молчанием, то как раз у наиболее честных представителей человеческого рода та­кое молчание почти неизбежно вызывает подавленность, оно влияет не только на душевно-нравственный мир лич­ности, но и каким-то образом на ее организм, на ее физи­ческий состав. Если эпоха не дает удовлетворительных отве­тов на вопросы "зачем", то для достижений, превосходя­щих обычные веления жизни , необходимы либо моральное одиночество и непоследовательность, — а они встречаются весьма редко и по существу героичны, — либо мощная жизненная сила. Ни того, ни другого у Ганса Касторпа не было, вот почему его, вероятно, все же следовало назвать посредственностью, хотя ничуть не в обидном смысле это­го слова"

Томас Манн, "Волшебная гора"